Keйсы

«Писа́ли всем: генеральному прокурору, руководству ФСБ и МВД России, президенту»

Как мы с боем и с Уголовным кодексом в руках возвращали имущество в конкурсную массу
Исторический колокол
Дело № А19-11856/2018
  • Цель

    Провести процедуру банкротства, сформировать конкурсную массу, максимально удовлетворить требования кредиторов

  • Размер требований кредиторов

    165 483 032, 65 рубля

  • Результат

    Вернули в конкурсную массу имущество на сумму 145 914 000 рублей. Продолжаем работать

Главная задача конкурсного управляющего — максимально погасить долги банкрота, распродав его активы. Сложность обычно заключается в том, что активов катастрофически не хватает, чтобы удовлетворить все требования кредиторов. Но мы столкнулись с другой проблемой. Имущество было спрятано далеко в тайге, и отдавать нам его не спешили. Пришлось использовать смекалку, настойчивость и Уголовный кодекс.

Предыстория

Компания N привлекла инвестиции, чтобы организовать разведочное бурение на севере нашей страны, однако не оправдала ожиданий инвесторов. Нефть не ударила ключом в небо, как это бывает в кино, и не обогатила участников кампании по её поиску. А компания N увязла в долгах. Она не могла немедленно вернуть их по требованию кредиторов: на бо́льшую часть средств было приобретено оборудование для бурения.

Некоторые инвесторы, партнёры пытались инициировать банкротство должника, чтобы вернуть вложенные деньги. Также процедуру пытался возбудить налоговый орган, потому что N за время работы накопила большой долг и перед бюджетом. После ряда неудачных попыток и после того, как компанией было принято решение о ликвидации, процедуру банкротства, наконец, возбудили.

Суд принял решение об открытии конкурсного производства и назначил конкурсным управляющим Радмилу Николаевну.

Арбитражный суд принимает решение о признании ликвидируемого должника банкротом и об открытии конкурсного производства и утверждает конкурсного управляющего.
Наблюдение, финансовое оздоровление и внешнее управление при банкротстве ликвидируемого должника не применяются.

ст. 225 закона «О несостоятельности (банкротстве)»

Куда пропали активы?

Сложность этого дела заключалась не только в том, что все деньги компании были вложены в оборудование — специфическое и дорогостоящее, которое не так просто реализовать. Оказалось к тому же, что это оборудование разбросано по всей территории Иркутской области. А его значительную часть нужно искать в тайге, в пос. Магистральном.

Закупленные для работы буровая установка, система очистки, насосы, силовые агрегаты, утяжелённые буровые трубы и приёмные ёмкости были переданы компании S по соглашению, содержащему признаки одновременно договора оказания услуг и договора хранения, а затем заложены в пользу инвестора в обеспечение обязательств по договору подряда.

Y была, по сути, компанией-однодневкой, созданной, чтобы взять на себя ответственность за утрату хранителем имущества

Затем компания S уступила это имущество (точнее, обязанность хранить его) компании Y по договору цессии вместе с другими своими правами и обязательствами. По факту же оборудование так и осталось на прежнем месте — теперь уже на территории компании Y, правопреемника компании S.

Когда управляющим было принято решение продать оборудование, чтобы рассчитаться по долгам, хранитель отказался его возвращать. Мотивы понятны.
Хранение — услуга возмездная. Чтобы получить за неё оплату у обанкротившегося поклажедателя, руководство компании Y решило «придержать» имущество в качестве гарантии. Тот факт, что при банкротстве существует строгая очерёдность расчётов с кредиторами, их не интересовал. То есть им казалось, что они придумали способ обеспечить себе первое место в этой очереди.

Требования конкурсного управляющего предоставить доступ к оборудованию отклонялись под предлогом ограничений, связанных с пандемией, но чаще просто игнорировались.

Как отстоять права на имущество, разбросанное в тайге

Перед нами встал вопрос: как вернуть имущество должника из чужого незаконного владения, если представителей конкурсного управляющего не пускают даже на территорию, где оно находится?

Мы подали виндикационный иск — об истребовании имущества из чужого незаконного владения — к компании Y, и он был удовлетворён Арбитражным судом Иркутской области 16.11.2021 года.

Но и с решением суда нас не пустили даже взглянуть на оборудование. Это уже было похоже на присвоение чужой собственности. И мы решили писать заявление о возбуждении уголовного дела по факту мошенничества. Оказалось, это совсем непросто.

Нам пришлось подать более 50 заявлений и жалоб в разные инстанции. Мы писали всем: генеральному прокурору, руководству ФСБ России, руководству МВД России и даже президенту.

Радмила Радзивил,управляющий партнер юридической компании «Правый берег»

Знаете, когда все юридические методы доказать свою правоту испробованы и не дали нужного результата, остаётся последнее проверенное средство — брать измором. Многие юристы ленятся это делать. Но не я.

Если — без агрессии и заискивания — планомерно запрашивать то, на что имеешь законное право, это работает даже с нашими чиновниками. И часто помогает вытащить клиента из безнадёжной, на первый взгляд, ситуации.

«Никогда не сдавайся!» — звучит избито, зато работает безотказно.

Хищение не всегда означает, что кто-то пришёл и забрал имущество. Если вы отдали имущество добровольно, но на условиях возврата, а его не возвращают, — это тоже хищение.

По заявлению конкурсного управляющего о хищении имущества должника N 14.02.2023 возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. б ч. 4 ст. 158 УК РФ (кража, совершённая в особо крупном размере). После возбуждения уголовного дела имущество наконец-то было передано конкурсному управляющему, заключён договор хранения.

«Особое положение»

И ещё одного важного судебного решения мы добились в этом кейсе: нам утвердили положение о реализации имущества в редакции конкурсного управляющего. Этот документ позволяет нам продавать совместно залоговое и незалоговое имущество, не распределяя полученную на торгах выручку.

Почему это важно?

Реестр кредиторов по делу пока окончательно не сформирован. Один из кредиторов с 2020 года борется за право включиться в него как залоговый кредитор: назначаются экспертизы, дело затягивается. Тем временем мы отвечаем за сохранность найденного имущества и несём на это немалые расходы. Мы рискуем, что эти расходы в конечном итоге съедят всю выручку от продажи.

Иногда суд всё же отступает от буквального следования закону в пользу здравого смысла.

То есть такой риск был. Но мы убедили суд разрешить нам продать залоговое имущество, не распределяя вырученные средства. В ближайшее время мы реализуем его и снимем с себя бремя хранения. А деньги будут направлены на специальный счёт в банке. Их не будут распределять до вступления в законную силу судебного акта о включении требований залогового кредитора.

Итого

В этом деле ещё не поставлена точка, но мы уже сделали много: мы получили судебные акты об истребовании имущества из чужого незаконного владения. Мы нашли это имущество, хотя это было сложно даже физически, и сделали всё для того, чтобы оно пополнило конкурсную массу.

Мы использовали механизмы уголовного судопроизводства для формирования конкурсной массы должника — это дело обещает стать практикообразующим.

Кроме того, мы добились признания не подлежащими учёту в реестре требований компании S на сумму 5 641 860 рублей, которые они хотели получить с должника за хранение имущества. Ведь свои обязательства общество исполнило, мягко говоря, ненадлежащим образом. Требования этого кредитора получилось исключить, а общую сумму долга — значительно уменьшить.

Невозможно предсказать, каким будет решение суда по тому или иному делу. Даже абсолютная убеждённость в собственной правоте не гарантирует победы в споре.

Быть на 100% уверенными можно в одном:

«Правый Берег» будет
биться за ваши интересы
до конца.

Пообщаться О Радмиле

Дрейфуете? Давайте поговорим!

Ваша заявка
успешно отправлена